Гость

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн А.М.

*
  • **
  • 9
  • +0/-0
Памяти В.Сафошкина.
« : 30.05.2009, 22:05, Суббота »
Пролог.          Копия из  гостевой книги БАМ - сайта. Энди   2008-05-05 08:49:12
________________________________________
3 мая по радио "Свобода" (1044 кГц в Москве, в других регионах - КВ) прозвучала программа "Поверх барьеров", посвященная политической сатире в СССР. Передача называлась "Куплеты и куплетисты". Звучало много раритетных записей из коллекции (это неоднократно подчеркивалось) Валерия Сафошкина.
В. Сафошкин у меня в  МИИТе преподавал на военной кафедре. Много лет жизни отдал БАМу. Если не ошибаюсь, службу нес в тындинском корпусе. В МИИТе, присутствуя на его занятиях, я сразу подметил положительный склад его души. В. Сафошкин производил впечатление человека, добросовестно относившегося к своей работе. Однако при пристальном наблюдении за ним чувствовалось, что он живет в каком-то другом мире. А вся эта кафедра, занятия, военная форма - что-то типа факультатива. Типа временной обязанности.
И только спустя несколько лет я совершенно случайно на каком-то канале наткнулся на передачу про П. Лещенко. Гляжу - а там Сафошкин в главных героях. Вот там он "зажигал не по-детски", я вам скажу... Глаза горели!.. А нам в институте ничего не рассказывал. Один только раз сообщил о своей глубокой неприязни к Дин  Риду вследствие его отказа выступить перед воинами-железнодорожниками. Но  это не совсем по теме...
От автора. Как видите, этому сообщению на БАМ-сайте  уже более полутора лет. А ведь именно тогда  у меня возникло желание написать воспоминания о нем. Я что-то начинал делать, что-то сбросил в гостевую и корзину, но серьезно к этому вопросу не приступал. Месяца три назад, в Киеве, у меня произошла неожиданная встреча с супругой Валерия Дмитриевича,  Любовь Васильевной Сафошкиной. Встреча была недолгой, часа два-три, и затем  мы с супругой  проводили  ее на  Московский поезд. Подумав и попросив согласия у  Любови Васильевны, я  принял решение  написать о Валерии Дмитриевиче.
 P.S. Поправка  к  заметке  Энди.  Сафошкин В.Д.  на БАМ  служил в Чегдомынском корпусе

                                         САФОШКИН ВАЛЕРИЙ ДМИТРИЕВИЧ,
Кто в железнодорожных войсках конца шестидесятых и до нынешнего времени  не знал этого статного, чернявого, с лукавой  усмешкой, красавца  офицера – политработника. Вся его непростая жизнь состояла   из   взлетов и падений по службе, которая не протекала по проторенной дороге, ибо была извилиста, труднопроходима и часто в ней судьба создавала сложные  барьеры, которые он сопереживал  и таил  внутри себя, никоим образом не давая повода, усомнится в обратном. Не изменяя своему стилю изложения, я и на этот раз ограничусь воспоминаниями  от личных встреч с этим удивительным, добрым и жизнелюбивым человеком, которые имели место не только в Ургальской бригаде, куда Валерий Дмитриевич прибыл, сменив И.Ф.Урецкого, на должности начальника политического отдела, но и по жизни.
Прибыл В.Сафошкин в бригаду в далеком уже 1982 году. Валерий Дмитриевич до этого служил в политуправлении железнодорожных  войск, на  должности помощника начальника политуправления по комсомольской работе. Политуправление в те годы возглавлял небезызвестный генерал-лейтенант Я.М. Майоров, сыгравший в становлении Валерия Дмитриевича, как я знаю, немаловажную роль. Сам факт прибытия в бригаду и наше первое знакомство, я, к сожалению, никак не могу припомнить, да и это не столь важно. В политотделе бригады тогда служили опытные политработники – Артюшкевич К , Симеренко И., Глазков В., Митрофанов,  Конопелько  Я.,  Корженевский, Шкрабов С., Шерышев В,  Божедомов   Н.  и многие другие офицеры, прапорщики и служащие СА..  Командиром бригады был Милько А.Я. Уже в процессе  работы в коллективе бригады, мы впоследствии познакомились ближе, сдружились и поэтому я мог позволить себе обращаться  к нему в неофициальной обстановке просто по имени. Помню, что летом  1982 года, я  с семьей отдыхал у родителей на Украине, и как-то идя по городу, мы забрели в кинотеатр на просмотр какого-то художественного фильма, и каково было наше удивление, что в киножурнале показали В.Сафошкина с семьей и рассказали об его увлечении ( я в то время об этом не знал) по сбору грампластинок, он был уже тогда известным коллекционером-филофонистом. Признаюсь, мы были очень удивлены, но одновременно и  рады  за нашего сослуживца по Ургальской бригад, чувство гордости и знакомство с ним, просто распирало нас.
Валерия Дмитриевича и сейчас хорошо знают в странах постсоветского пространства, и за рубежом, как крупнейшего коллекционера грампластинок. На базе его огромного собрания ( порядка 17000 дисков) разными звукозаписывающими фирмами издано  более двухсот виниловых и лазерных пластинок с голосами мастеров сцены прошлых лет. У него было большое количество звукозаписывающих устройств – фонографы,  граммофоны, патефоны. В те годы таким богатством не располагал ни один музыкальный фонд. У него даже был граммофон, принадлежавший Шаляпину!!! Коллекция Валерия Сафошкина ввиду своей уникальности зарегистрирована в Международной ассоциации музыкальных собраний наряду с Центральным государственным архивом России и Музеем музыкальной культуры имени Глинки. Им были собраны в полном  объеме голоса русских эстрадных и оперных певцов от зарождения грамзаписи до конца Великой Отечественной войны.  Его имя помещено в Международной энциклопедии выдающихся деятелей науки и культуры. Писатель-сатирик Г.Териков так сказал об этом увлечении В. Сафошкина:
Пластинок в доме тысяч сто,
Но ходит слух давно в народе,
Что у него есть даже то,
Чего нет вообще в природе!
Валерий Дмитриевич жил жизнью бригады, любил организовывать с заезжими артистами, коих тогда было несчетное количество, творческие вечера для личного состава частей, семей военнослужащих, организовывать культурный досуг непосредственно и  в  управлении бригады. По характеру он был, скорее всего, мягок, чем строг. Не кричал и не ругался матерными словами, голос его был, бархатного оттенка, ровным. К подчиненным обращался по имени-отчеству, был с ними корректно вежлив и тактичен. Хотелось бы напомнить читателям   об очень интересной черте   Валерия, это его пристрастие  к розыгрышам и приколам.
Вот один из таких.
 В 1982г. осенью, В.Сафошкин был председателем комиссии по итоговой проверке боевой и политической  подготовки  в/ч 28066, где я был командиром. Шел  предпоследний день проверки, вырисовывалась хорошая оценка и настроение у меня было приподнятое. Итоговые оценки  не вызывали у меня, как командира, сомнений, и, как говорится, все шло по заранее утвержденному плану. Находясь  в  служебном  кабинете, я  решал  повседневные  служебные  вопросы, а  Валерий Дмитриевич в это  время проверял уровень знаний по политподготовке в группе прапорщиков (руководителем которой был я).
Где-то ближе к полудню Сафошкин заходит в кабинет, весь  какой-то смутный, настороженно-строгий и, как мне показалось, озабоченный. На  мой вопрос, что произошло, не ответил, промолчал. Молча прошел к окну. Стоит и выжидающе, как мне показалось, ждет от меня повторного вопроса. У меня возникло какое-то нехорошее предчувствие, но тоже молчу, не знаю с чего начать, выдерживаю паузу. В голове только одна мысль - что он такой строгий, что могло произойти?  Нарушив молчания первым, я и задал ему непроизвольно   вопрос: А какую оценку Вы, Валерий Дмитриевич, выставили моей группе? Он какое-то время продолжает молчать, подходит к приставному  столику,  неторопливо  кладет на него  свою папку, и так себе спокойно  отвечает - два балла!!! Лицо его при этом невозмутимо- деловое, руки в карманах парадной шинели, и покачиваясь с пятки на носок, выжидающе  смотрит на меня. Я просто  оторопел.  У меня феерически летят мысли, за что, какие будут последствия для части, для коллектива, для меня - как командира? Почему двойка? Бегло рисую неприглядную картину и думаю, что  заберут Переходящее знамя, лишат премий, начнут склонять вдоль и поперек на всех совещаниях. Картина складывается неприглядная и надо что-то предпринимать. (Надо сказать, что коллектив офицеров и прапорщиков батальона  был крепким, слаженным и на хорошем счету в бригаде, а тут на тебе,  неудовлетворительно) ….  Я волчком вокруг Валерия Дмитриевича, задаю ряд вопросов: Как же так, что случилось, кто подвел? Что-то скороговоркой бормочу. Он молчит и смотрит в окно, выходящее на территорию части. Напротив торцовая стена казармы автороты. На ней стенд с лозунгом :» Отдадим все силы на выполнение решений 26 съезда КПСС».Спрашивает меня: Анатолий Михайлович! Вот отдадим все силы на выполнение решений этого съезда, а где мы найдем новые силы на выполнение решений следующего? Я, честно говоря, никогда не вникал в суть лозунгов. Призыв  он и есть призыв. Что-то ему ответил, пытаясь оправдаться,  и  только позднее я понял глубину и смысл заданного вопроса.  В тот момент  мысль работала на опережение, и я  ждал  пояснения по проверке.  Валера, как – то нехотя, вяло и безынициативно  продолжает: Толя! Плохо дело! Вот у тебя в группе есть прапорщик П., так он ни черта  не знает, конспект у него  не полный, вид какой-то  неряшливо – придурковатый, сопли висят,  носового платка нет!!! Причем тут носовой платок, думаю я? Стою и слушаю, ничего не понимая, но внутренне несколько приободрился, думаю надо бороться. Начинаю что-то объяснять в оправдание и идти в атаку. Говорю: Валерий Дмитриевич, а ведь этот прапорщик неделю как переведен из 137  мехбата  и он просто физически не мог заполнить конспект темами занятий и первоисточниками. Просто не успел этого сделать. Разрешите, мы  это  в суточный срок поправим и  доложим Вам, а Вы, поручите подчиненным  проверить.  Давайте я вызову прапорщика в кабинет, и зададим ему   какие- либо дополнительные, наводящие вопросы. Пауза. Сафошкин  отвечает: Да задавал я, но  он абсолютный ноль, ничего не знает и  не соображает.  Я продолжаю быть  в смятении и думаю - как выйти из этой, вовсе не дурацкой ситуации.  Диалог длится всего- то минут пять-семь, а обстановка не проясняется. Нервы натянуты. Я вновь обращаюсь  к нему: Валерий Дмитриевич, позвольте узнать, а на какой вопрос не смог ответить прапорщик? Что Вы у него такое спросили?.. Опять пауза.  Нахмурив брови, Валерий Дмитриевич, все с тем же невозмутимым выражением лица говорит мне: Ты знаешь, командир, я задал ему всего один единственный вопрос.  Какой счет в шахматном матче между Карповым и Корчным? (а в те незабвенные годы спортом интересовались активнее, чем сейчас) и у меня непроизвольно  вырвалось: Валера! Ну, неуж -то не знает, и не ответил!  Да, это ж детский вопрос. В этот  момент  у Сафошкина  лицо проясняется,  растягивается в улыбке,  становиться эдаким по детски невинным  и   он произносит: Знаешь Толя, что он мне ответил?
Товарищ подполковник, а  я  ХОККЕЕМ не интересуюсь…. Я  тупо соображаю, а  Валера, выдержав небольшую паузу,  как захохочет,  зайдясь таким искренним  смехом, что до меня сразу же дошло – он  меня просто разыграл.

Оффлайн А.М.

*
  • **
  • 9
  • +0/-0
Re: Памяти В.Сафошкина.
« Ответ #1 : 30.05.2009, 22:06, Суббота »
1985 год. Весна, апрель месяц.  Валерию Дмитриевичу 40 лет. Юбилей!
Ранняя весна, талый снег. День был безморозный, тихий.  Отмечали   день рождения   на берегу своенравной и величественной реки Бурея, дремотно, после зимы, катящей свои воды на  Восток, шурша стеклом льдин.  Это справа по ходу движения в сторону Алонки, за тем, спасенным в 1975 году при сильнейшем паводке деревянным совмещенным мостом, куда впадают воды  небольшой речушки  Уншарки.  Река уже пробудилась, прошел ледостав, но по кромке берега все еще видны были забереги.  Тайга еще спала. Редко, редко падают неторопливые снежинки, тая, не долетая до земли. После трескучих морозов сразу потеплело. Небо ласковое, синее. Ветра не было. Днем солнце пытается прогреть чистый воздух. На  поляне, где были накрыты импровизированные столы, лежал  мох, старая листва, хвоя.
Гостями были командир корпуса генерал Юдин Ю. с супругой Эльвирой  его первый заместитель А.Милько с супругой Виолеттой, все командование бригады с женами -  И.Михедько, Т. Жагелис, В. Дидняк, В. Подлужный, В.Попов и некоторые  командиры  батальонов. Специально на этот юбилей  прилетел из  Риги друг семьи, певец 30-х-50-х годов Константин Сокольский (исполнитель русских, итальянских и цыганских  романсов), которому на то время  было 80 лет. Бригадные все съехались вовремя. Ждали приезда Юдина Ю. с супругой. Жены крутились  у стола, готовя нехитрую закуску и расставляя посуду. Юбиляр заметно нервничал, о чем – то беседовал с гостем из Прибалтики. Остальные  прогуливались вдоль берега реки, покрытого небольшими валунами и камнями. Несколько задержавшись, приехал Юрий Михайлович, со всеми поздоровался. Извинился за опоздание, объясняя его незапланированной встречей в Ургале. На меня произвела впечатление приятно - шокирующая красота жены генерала  Юдина - Эльвиры. Очень эффектная женщина. Даже в этом Ю.М. был индивидуален. Прозвучала команда юбиляра: Прошу всех к столу. Все происходило как обычно, по отработанному сценарию - поздравления, тосты, подарки, пожелания. Выпивали, закусывали. Всем   было весело, звучала легкая  музыка из динамика клубной машины. Рассказывали   юморные  рассказы из жизни. После  третьего-четвертого тостов народ расслабился, так как до этого все-таки  сказывалось присутствие  высокого гостя, и чувствовали мы себя сковано, но Юрий Михайлович был душой компании. Через какое-то время, юбиляр обратился к Константину Сокольскому спеть для нас несколько песен из своего репертуара. Замечу, что погода была довольно-таки холодной, однако гость Валерия Дмитриевича сразу же согласился, но пел, вполголоса грассируя » под Вертинского» исполнив несколько романсов, такие как :» До встречи с вами», »По диким степям Забайкалья»,» Снилось мне». Мне почему- то запомнился один из них. Это  напетые им  из очаровательного танго слова  »Дымок от папиросы»: Дымок от папиросы,    Взвивается и тает.    Дымок голубоватый,    Призрачный, как радость. В тени мечтанья.    Как это все далеко,     Любовь, весна и юность,    Брожу я одиноко….
Мы были приятно  удивлены его дивному  голосу, звучанием тембра этого удивительного и пожилого человека, отважившегося совершить такой перелет, что бы поздравить почитателя своего таланта с днем рождения. Валера был польщен и горд таким вниманием, ни на шаг не отходил от К. Сокольского, и периодически подливая ему маленькую дозу коньку и горячего чая.
Солнце глядело спокойно и задумчиво. Вдруг Юрий Михайлович говорит: Мужики, а не сыграть ли нам в футбол. Мы оторопели, генералу не откажешь, но где взять мяч? Юдин  спокойно подходит к командирскому уазику и достает с заднего сиденья футбольный мяч, который, оказывается, постоянно возил с собой. Разделились на команды, жен по очереди ставили в ворота. Что тут было? Как мы тогда самоотверженно и с каким упорством сражались.
А ведь все это действо происходило  на камнях-окатышах, где не то что стоять было невозможно, а бегать, тем более. Непередаваемо. Юрий Михайлович, заводной, маленького роста, с небольшим  животиком, так удачно вписывался в игру и компанию, дополняя ее своим неуемным запалом. Супруга  А. Милько  Виолетта, в азарте вообще влетела в прибрежную воду, да так, что пришлось ее срочно вылавливать и вести домой, в Ургал, переодеваться.
Затем пошли в ход анекдоты. Валерий Дмитриевич знал их множество - равно как и историй из жизни. В это время его лицо резко изменялось,  глаза лучились улыбкой. Хохот стоял неимоверный. Мы ели блины, пили чай. Валера, нежно взяв за руку красавицу- казачку жену Любу, неспешно прогуливался по берегу Буреи. Он мог себе позволить, в редкие минуты отдыха и плотного графика работы, уделить внимание своей  любимой женщине. На фоне вскрывающейся ото льда реки и вечерней зари эта пара смотрелась как-то особенно величаво и красиво. Юдин с женой тихонько и незаметно для нас, уехал. Апрельский день склонялся к вечеру. Смеркалось и начинало заметно вечереть.  Придавливал легкий морозец. Высыпались звезды на небе, начали подмаргивать. Засобирались и мы, пьяные от весеннего воздуха, выпитого спиртного и разгоряченные от сыгранного матча. Валера прекрасно  организовал празднование своего дня рождения. Что - что, а организовывать он умел.  Признаюсь, что  юбилей на этом не закончился, но как говорят, то была совершенно другая история…
Вспоминаю,  как Сафошкин  аккуратно , то ли попросил, то ли предложил  мне, тогда еще командиру батальна, организовать выезд  на  зимнюю рибалку для членов  комиссии политуправления войск. Честно скажу, что взялся я за это, только из-за уважения к Валерию Дмитриевичу и все  сделал  добротно, по таежному, без замечаний. Сам начальник политотдела не поехал, но когда по приезде я организовал вечерне-ночную баню-он тут же появился. Баню обожал и боготворил, скорее не столько  парилку, как сам   процесс общения с людьми в предбаннике,  за накрытым столом. Париться  мог  с  утра  и  до вечера. Ездил и к нам, а так же в 137 мехбат, в то время к командиру Пальцеву А. .
Можно и нужно вспомнить  какие мы совершали семейные выезды в осенний период в тайгу, на природу. Из офицеров  политотдела чаще  всего с ним была   семья Корженевских. Через Московских друзей  Валера достал цветную фотопленку, и мы имели возможность многие наши  вылазки  запечатлеть на снимках. Мы  варили шурпу, жарили шашлыки,  стреляли из охотничьих ружей, танцевали, собирали грибы. Веселились и дурачились  до упаду и везде
зачинщиком  был Валерий Дмитриевич. Он очень боготворил, любил своих детей -  Димку и Лешку. Когда у Валеры родился второй сын, он, не задумываясь, назвал его – Леонидом, в честь Л.Утесова. Узнав об этом, Леонид Осипович Утесов преподнес Валерию Дмитриевичу свою книгу» Спасибо сердце», подписав ее такими словами: Милому Леониду (тезке) Сафошкину  с пожеланием  хорошей светлой жизни. Л.Утесов.
Где-то в году 1984 или 1985 Валерий организовал, так скажем, посиделки в «греческом зале»  кафе «Дончанка» поселка Новый Ургал для  командования бригады, на которую
был приглашен в качестве  почетного гостя - народный артист СССР, оперный певец Дмитрий Михайлович Гнатюк. Бамовцы знают, что над всеми строящимися вдоль трассы БАМ поселками было взято шефство республиками тогдашнего СССР и крупными административными центрами. В шефах п. Н.Ургал была Украинская ССР. Директор кафе Иван Николаевич Сашко (мой товарищ, который и ныне проживает там) накрыл шикарный стол. Тамадой естественно был Валерий Дмитриевич , который умело, непринужденно вел эту встречу, умело управляя застольем. Кто-то может подумать, вот делов-то, рядовая пьянка. Спешу огорчить, это действительно было событие не ординарное, по сути, хорошо организованное в творческом плане. Время летело незаметно, за приоткрытым окном стемнело, мерцали звезды. Дмитрий Гнатюк по нашей настоятельной просьбе исполнил несколько песен:«С сыром пироги», »Гандзя» и »Черемшина». У него был сильный и красивый баритон, а при исполнении «Черемшины», мы, как могли, подпевали. Затем Дмитрий Михайлович рассказал нам  своеобразный  аннектод, который я пересказывать не буду, но скажу, что он на тему: «Что самое страшное в танке?» и концовка его, вызывает смех.
Валера был на коне, он мягко «рулил» процессом, и чувствовалось, что это ему не в тягость, что это его родная стихия делать людям добро, поднимать им настроение.
В 2001 г. я имел рабочую встречу в Киеве с Д. М.Гнатюком (сейчас ему уже 84 года), и за кружечкой ароматного кофе, я напомнил ему про ту, нашу встречу в кафе. Он вспомнил, наш «творческий вечер» и расспросил про тамаду Валерия Сафошкина, тепло о нем отозвался и попросил передать привет. Я ответил, где он и чем занимается.
Запомнилась мне и наша, в составе бригадной делегации, поездка на разьезд им. Мирошниченко в мае 1985 г.. Как мы весело ехали в почетном поезде на то, знаменитое открытие рабочего движения. Какая царила дружная обстановка среди личного состава и какую роль играл в ней начальник политотдела 37 бригады.
Нельзя не забыть и то, как мы проводили досуг  в Хабаровске, когда  у нас  был  резерв   времени  до вылета самолета  на Москву на очередное совещание или партийное мероприятие.  Его знали везде, и в Хабаровской бригаде, и в гостинице, и в пивном баре, и в аеропорту. Вот такой он был контактный, узнаваемый, жизнелюбивый  и веселый   человек. С ним было легко и просто, везде и  в любой обстановке….
Затем я уехал к новому месту службы, мы расстались надолго. Валерий «перевелся» в Москву, преподавателем  в МИИТ. Что это был за «перевод» я описывать не стану, но кратко  скажу, что «пришла новая метла» в управление войск, которая и вынудила его на этот перевод. Каким он был в МИИТ кратко и метко сказал в своей заметке Энди, которую я привел в предисловии. Следующая  наша встреч состоялась только через 14 лет.
В 2000 году мы встретились у него дома, в Москве, но, поговорить и вспомнить нашу службу на БАМ не удавалось. Ему постоянно звонили люди, то ли редакторы, то ли корреспонденты, он ивинялся  перед мною,  но это  была его часть  жизни, уже новой жизни. А затем  приехал редактор какой-то газеты, и я немного поговорив с Любашей,  уехал в гостиницу. Только потом, позднее, я узнал, что Валера занялся писательским трудом.
 Им написаны книги: « Леонид Утесов» к 100-летию со дня рождения,2005 г.; Лидия Русланова: Валенки,валенки,не подшиты стареньки»,2003 г.;
»Когда весна прийдет не знаю» А.Фатьянов,2001 г.;
«Звезда моих полей,звезда моей  России», О  С.Лемешеве, 2004 г ;.
»Под чарующей лаской твоею»  (жизнеописание  Анастасии Вяльцевой);
Шаланды полные кефали…Я люблю тебя, жизнь: О М. Бернесе;
Георгий Отс  «Эту лодку строил я не как-нибудь…»

В 2001 году Валерий приезжал в Украину по своим творческим делам и нашел возможность собрать нас, Бамовцев, меня и Л.Нечипорука с женами в одном из Киевских кафе. Валера, настолько был галантен, что вручил нашим женам по букету цветов, а нам по нескольку экземпляров своих книг. На титульном листе одной из них: »Я песне отдал все сполна» о Й. Кобзоне,2001 г , он  написал: Дорогой Толя! Всегда рад любой встрече с тобой, в любой обстановке! Целование семье.  Дружески,  Валерий Сафошкин, июнь 2001 г;
Мы много вспоминали про БАМ, о друзьях и сослуживцах, строили планы на жизнь и очередную встречу, но уже в Москве. Однажды, будучи второй раз в командировке в Москве, я ему позвонил и стал задавать обыденные в таком случае слова и с печалью узнал, что у него умер старший сын Дима. Как мне показалось, Валера стойко перенес эту трагедию. Поехать к нему домой, поддержать, у меня не хватило храбрости. Потом я  как-то позвонил уже из Киева, по-моему, это было в  2004 году. Трубку телефона взяла Любовь Васильевна. Валера отдыхал. Попросил его не будить, поговорили о семейных делах, и на этом разговор закончили.
Следующий мой звонок состоялся осенью 2006 г,, уж и не помню, по какому поводу. Трубку взял Леонид, младший сын. Я, не ничего не подозревающий повел с ним обычный разговор, передал ему привет от своего сына, т.к. в детстве они были дружны, оставил контактный телефон,
а затем спросил где мама? На прогулке - был его ответ. Тогда давай папу. А его нет. А где он, машинально спрашиваю я, еще ничего не догадываясь. Леня отвечает: Дядя Толя! А папы вообще нет, он умер год тому назад!!! Я оторопел, комок прикатил к горлу, и, скомкав разговор, положив трубку телефона, заплакал…
Эпилог. У Валерия Дмитриевича остался внук, который носит его имя-Валерий. Начатое им дело продолжает жена и младший сын Леонид.Валера  был талантлив во многом. Писателю и журналисту В.Сафошкину было присвоено звание Заслуженный работник культуры России, Заслуженный деятель искусств России. Он организовывал и проводил вечера посвященные корифеям эстрады прошлых лет. Он был постоянным гостем и участником программы «Романтика романса» на телеканале «Культура», который, кстати, демонстрировался и у нас на Украине на одном из российских каналов.
Вот таким я и запомнил нашего Валерия Сафошкина
2009 год,8 января  г. Киев
А.М.Пинчук.

Оффлайн silverworld

*
  • *
  • 4
  • +0/-0
Памяти В Сафошкина
« Ответ #2 : 10.08.2009, 20:01, Понедельник »
Что-то тогда я не понимаю смысла этого гипноза, если это произошло позже... 
А подвергаться гипнозу извне для восстаноления в памяти того дня я  как-то не решаюсь....мали ли какие последствия будут...неопытные гипнотизёры могут такого натворить..нет уж...если только самогипноз...